Юрта с русский печкой

Юрта с русский печкой yurty-mira.ru
Юрта с русский печкой

Наименования жилищ и зональных мест традиционной юрты в хакасском языке Текст научной статьи по специальности «Языкознание и литературоведение»

ХАКАССКИЙ ЯЗЫК / ЮРТА / ЛЕКСИКА / ТЮРКСКИЕ ЯЗЫКИ / ЭТИМОЛОГИЯ / СЕМАНТИКА / ТРАДИЦИОННОЕ ЖИЛИЩЕ / KHAKASS LANGUAGE / YURT / VOCABULARY / TURKIC LANGUAGES / ETYMOLOGY / SEMANTICS / TRADITIONAL DWELLING

Аннотация научной статьи по языкознанию и литературоведению, автор научной работы — Абдина Раиса Петровна

В данной статье представлено описание лексико-семантических особенностей тематической группы наименований жилищ и основных зональных мест традиционной юрты в хакасском языке с привлечением материалов из других тюркских и монгольских языков. В названиях жилищ общетюркский пласт лексики составляют практически все наименования, за исключением слова «ӧрге». Главными признаками, лежащими в основе дифференциации хакасского жилища по зонам, были социальные и гендерные характеристики. Все термины приведены с примерами из хакасской художественной литературы и фольклора.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Похожие темы научных работ по языкознанию и литературоведению , автор научной работы — Абдина Раиса Петровна

Термины, обозначающие традиционное платье и его элементы в диалектах хакасского языка в сравнении с алтайским языком

Тюрко-монгольские параллели среди терминов материальной культуры в монгольских языках (на примере терминов одежды, жилища, домашней утвари)

Общемонгольская лексика по разделу традиционное жилище в халхаском, бурятском и калмыцком языках Тюрко-монгольские репрезентации в древнетюркско-якутских лексических параллелях Наименования хакасских головных уборов в этнолингвистическом аспекте i Не можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы. i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

NOMINATIONS OF DWELLINGS AND PARTS OF A TRADITIONAL YURT IN THE KHAKASS LANGUAGE

The article describes the lexico-semantic peculiarities of the thematic group “nominations of dwellings and parts of a traditional yurt ” in the Khakass language . The author applies to the materials from other Turkic and Mongolian languages. Practically all dwelling nominations belong to the all-Turkic vocabulary , except the word ӧрге. Parts of the traditional Khakass dwelling were differentiated according to social and gender characteristics. All the terms are illustrated with examples from the Khakass fiction and folklore.

Текст научной работы на тему «Наименования жилищ и зональных мест традиционной юрты в хакасском языке»

Абдина Раиса Петровна

НАИМЕНОВАНИЯ ЖИЛИЩ И ЗОНАЛЬНЫХ МЕСТ ТРАДИЦИОННОЙ ЮРТЫ В ХАКАССКОМ ЯЗЫКЕ

В данной статье представлено описание лексико-семантических особенностей тематической группы наименований жилищ и основных зональных мест традиционной юрты в хакасском языке с привлечением материалов из других тюркских и монгольских языков. В названиях жилищ общетюркский пласт лексики составляют практически все наименования, за исключением слова «?рге». Главными признаками, лежащими в основе дифференциации хакасского жилища по зонам, были социальные и гендерные характеристики. Все термины приведены с примерами из хакасской художественной литературы и фольклора. Адрес статьи: \м№^.агато1а.пе1/та1епа18/2/2019/1 Р/Зб.^т!

Филологические науки. Вопросы теории и практики

Тамбов: Грамота, 2019. Том 12. Выпуск 10. C. 166-171. ISSN 1997-2911.

Адрес журнала: www.gramota.net/editions/2.html

Содержание данного номера журнала: www.gramota.net/materials/2/2019/10/

Информация о возможности публикации статей в журнале размещена на Интернет сайте издательства: www.gramota.net Вопросы, связанные с публикациями научных материалов, редакция просит направлять на адрес: [email protected]

УДК 811.512.153 Дата поступления рукописи: 09.08.2019

В данной статье представлено описание лексико-семантических особенностей тематической группы наименований жилищ и основных зональных мест традиционной юрты в хакасском языке с привлечением материалов из других тюркских и монгольских языков. В названиях жилищ общетюркский пласт лексики составляют практически все наименования, за исключением слова «орге». Главными признаками, лежащими в основе дифференциации хакасского жилища по зонам, были социальные и гендерные характеристики. Все термины приведены с примерами из хакасской художественной литературы и фольклора.

Ключевые слова и фразы: хакасский язык; юрта; лексика; тюркские языки; этимология; семантика; традиционное жилище.

Абдина Раиса Петровна, к. филол. н.

Хакасский научно-исследовательский институт языка, литературы и истории, г. Абакан rabdina@mail. ги

НАИМЕНОВАНИЯ ЖИЛИЩ И ЗОНАЛЬНЫХ МЕСТ ТРАДИЦИОННОЙ ЮРТЫ

В ХАКАССКОМ ЯЗЫКЕ

Лексические исследования, направленные на изучение структуры, семантики и этимологии языка, являются важным направлением в современной лингвистике и других науках. Лексика, называющая предметы и явления быта человека, на наш взгляд, является одной из основополагающих в словарном составе любого языка, так как именно в бытовой лексике содержится множество древнейших, часто уникальных элементов, тесно связанных с материальной и духовной культурой народа. Бытовая лексика представляет богатый материал для исследования истории языка, а также этногенеза народа и его этнокультурных связей. В данной работе мы представим описание лексико-семантических особенностей тематической группы наименований жилищ и основных зональных мест традиционной юрты в хакасском языке.

Актуальность исследования обусловлена тем, что, во-первых, несмотря на то, что этот пласт лексики представляет один из самых древних лексических пластов, он все еще остается одной из самых мало освещенных проблем в рамках хакасского и сравнительного тюркского языкознания; во-вторых, бытовая лексика, являясь самым подвижным пластом языка, в силу определенных исторических процессов многими своими элементами архаизируется или полностью выходит из употребления. Так, на сегодняшний день многие элементы материальной традиционной культуры хакасов уходят из употребления, и как следствие их номинации переходят в разряд историзмов. Выявление и изучение таких слов дает ценный материал для реконструкции семантического развития лексики тюркских языков и других смежных дисциплин.

Научная новизна работы заключается в том, что впервые в хакасском языкознании наименования жилищ и зональных мест традиционной юрты подвергаются специальному систематическому анализу в сравнении с другими языками. Некоторые названия традиционных хакасских жилищ и их элементов представлены в работах Г. Спасского (1818), А. П. Степанова (1835), Н. С. Щукина (1847), Н. А. Кострова (1884), А. А. Кузнецовой и П. Е. Кулакова (1898), Е. К. Яковлева (1900), К. М. Патачакова (1982), В. Я. Бутанае-ва (1996) и др. Труды этих ученых в большей степени носят этнографический характер, тогда как специальных лингвистических исследований этой тематической группы лексики в хакасском языке не проводилось. Многие термины рассматриваются в тесной связи с этнографией, историей, культурой, а также в контексте фольклорных и художественных произведений, что помогает более глубокому раскрытию их сущности.

Целью статьи является исследование лексики, относящейся к наименованиям жилищ и зональных мест традиционной юрты в хакасском языке с привлечением материалов из других тюркских и монгольских языков. Для реализации данной цели были поставлены следующие задачи: выявление состава лексики, обозначающей названия жилищ в хакасском языке, и лексики, характеризующей основные зональные места в традиционном жилище хакасов; лингвистический анализ этого материала, включающий морфологическую и лексико-семантическую характеристику выявленных лексем и характерных словообразовательных моделей.

Исходя из общей цели работы, в исследовании используются сравнительно-исторический, описательный и этимологический методы лингвистического анализа, которые складываются из следующих приемов: сравнение лексем родственных языков, близких по звучанию, с учетом выражаемых ими значений; сравнение лексем одного языка, взятых на разных исторических отрезках его развития, изменивших состав фонем или семем; сравнение и сопоставление взаимодействующих языков, выявляющих источники заимствований. При этнолингвистическом описании лексики использованы исторические, мифологические, фольклорно-этнографические данные.

В начале XVIII в. и в первой половине XIX в. самым распространенным жилищем хакасов была переносная юрта иб. В хакасском языке слово иб выступает в следующих значениях: 1) дом; жилище, изба; 2) юрта. Слово иб в значениях ‘жилище, стоянка, юрта’ в разных фонетических вариантах встречается во многих тюркских языках. Ср.: орх., др.-уйг., ср.-кыпч. еЬ, аз. еу, башк. oj, алт. диал. им>, шор. ер., тув., тоф. og, чув. ау. Этимология данного слова не установлена. Наиболее популярна точка зрения Е. Д. Поливанова, возводившего данное тюркское слово к древнекитайскому источнику у/, oj ‘дом, юрта’ [Цит. по: 5, с. 500].

Читайте так же:  Юрта в диаметре 12 метров

В хакасском языке нами было обнаружено четыре названия переносных юрт: киис иб ‘войлочная юрта’, тос иб ‘берестяная юрта’, тирмелш иб ‘решетчатая юрта’, хараачылыз иб ‘юрта с обручем’. В некоторых источниках приводится еще название хахпас иб ‘юрта, покрытая лиственничной корой’ [8, с. 113]. Характеристика

этой юрты представлена у Ю. А. Шибаевой: «Еще в восьмидесятых и девяностых годах прошлого столетия бедняки имели конусообразные юрты, крытые лиственничной корой в то время, как богатые жили в рубленых, берестяных и войлочных. » [9, с. 43]. К. М. Патачаков отмечает, что другое название этого жилья — ат иб: «Корьевая юрта больше всего была растпространена в подтаежных районах. Она была непереносной. В отличие от других жилищ, ее остов состоял из четырех столбов, прочно вкопанных в землю в форме пятиугольника. Эти столбы напоминали форму коня. Отсюда ее хакасское название ат иб (ат — конь). Остов жилища покрывался корой, снятой с лиственницы. Отсюда второе ее название — хахпас иб» [3, с. 17].

Данные наименования юрт зависели от материала покрытия юрты (киис — войлок, тос — береста, хахпас -лиственница) и особенностей конструкции (тирме — остов юрты, ее решетчатые стены; хараачы — верхний обруч, сцепляющий жерди юрты). Причем различными видами из переносных юрт могут быть только юрты, названные по материалу покрытия, каждая из которых могла называться и тирме иб, и хараачы иб.

Судя по описаниям этнографов, киис иб было жильем более зажиточных хакасов. Это жилье часто упоминается в хакасских героических эпосах. Например:

«. тищс талай пар, «. великая река там есть,

тика чайылып аххан. повсюду разливаясь, она течёт.

Тищс талайньщ хазында На берегу великой реки

ш ах киис иб полтыр» [4, с. 197]. две белые войлочные юрты были» [Там же].

Нередко в хакасском фольклоре слово иб встречается в сочетании ах пайзыц, что обозначает «богатый дом, дворец». Например:

«Аттац тузш, ир чахсызы «Спешившись, достойнейший из мужей

Адын чечпее палгаан, Коня своего к коновязи привязывает,

Ах пайзац ибге, айланып, шр килерiр» [6, с. 69]. К белому дворцу повернув, заходит» [Там же, с. 70].

В хакасском фольклоре наряду с этим сочетанием для обозначения именно дворца, замка, жилого помещения героя, правителя, хана используется устаревший ныне термин орге. Например:

«. читон улуг алып чыылган, «. семьдесят больших богатырей собрались,

алтын оргеде одырды» [4, с. 24]. в золотом дворце они сидели» [Там же].

Слово орге встречается во многих тюркских и монгольских языках:

Ср.: чаг. о^а ‘возвышение, крутое место, возвышенность, на которой ставится юрта’, турк. оrug ‘одинокая юрта, устанавливаемая на высоком месте во время свадьбы’, кирг. о^о ‘свадебная юрта, юрта для новобрачных’, алт. о^о ‘дворец’, шор. о^е ‘палатка’, бур. и^о ‘ставка, дворец, резиденция’.

По мнению исследователей, слово орге заимствовано из монгольских языков и является производным от ещи- / о^и- ‘поднимать’ и генетически связано с тюрк. ог- ‘подниматься’ и др.-тюрк. ‘возводить’ [5, с. 501]. Ср.: хак. ооре ‘вверх, наверху’.

С ХУШ-Х1Х вв. в быт хакасов стали входить срубные дома русского типа тура. В некоторых случаях слово тура выступает в качестве синонима к слову иб. Слово тура обозначает понятие ‘здание, дом, изба’, например: агас тура ‘деревянный дом’, аалдагы тура ‘деревенская изба’, тас тура ‘каменный дом’. В значении ‘дом, изба’ слово тура в других тюркских языках не встречается, за исключением алт. тура ‘дом, изба, жилище’. В большинстве языков, в том числе и в древнетюркском, данное слово обозначает ‘укрытие, крепость’. Ср.: чаг. тура, турк. дура, тат. диал. тора, башк. диал. тора, шор. тура, чул. тура.

Исследователи относят данное слово к производным от тюркской основы тур- ‘стоять’ [Там же, с. 487]. Исключением не является и хакасский язык, где слово тура образовано от глагольной основы тур- ‘стоять’ и словообразующего аффикса -а. Ранее в хакасском языке словом тура обозначался город, что обнаруживается в части ранних названий некоторых городов, например: Аба тура ‘Кузнецк’; Том тура ‘Томск’.

Семантическое различие слов тура и иб заключается в том, что слово тура в большей степени используется для обозначения помещения как архитектурного сооружения, как правило, четырехугольного здания, имеющего крышу, стены, дверь; слово иб с семантической точки зрения обозначает место, где кто-либо постоянно проживает, жилье.

Для обозначения жилища как места проживания в хакасском языке еще есть слово чурт [1, с. 14]. Это слово многозначное и используется в следующих значениях: 1) стойбище, стоянка; 2) жилище, постройка, усадьба; 3) дом, хозяйство; 4) жизнь. Слово чурт является общетюркским и используется в большинстве тюркских языков в значениях: ‘место пастьбы скота, стоянка, родина, селение, деревня, юрта’. Ср.: каз., тув., як. йурт ‘место пастьбы скота, стоянка’, чаг., тат., кир. йурт ‘стойбище’, уйг., алт. ‘место поселения’, турк., тур., ног. ккалп., уз. ‘родина’, башк. ‘волость, родовое подразделение’, аз. ‘юрта, шатер’. Как отмечают авторы ЭСТЯ, «судя по историческим источникам, старейшее значение йу:рт ‘пространство земли, достаточное для содержания той или иной кочевой единицы, участок земли на кочевье’. Это значение сохранилось в ряде тюркских языков и памятников. Значения ‘деревня, селение, родина, юрта’ являются вторичными, переносными». Здесь же они предлагают: «Единственная попытка этимологизации слова, возведение его к глаголу йур-у- ‘ходить’, откуда йуру-т = йурт ‘хождение, кочевание’» [11, с. 270]. Ср.: хак.: чор- ‘двигаться, быть в движении’.

Слова иб и чурт в хакасском языке в сочетании образуют новое слово иб-чурт ‘хозяйство, усадьба’, например: иб-чурт тудып чуртирга (жить своим хозяйством); иб-чуртыг к1з1 (человек, имеющий крепкое хозяйство).

По мнению этнографов, переходным жильем к избе тура был наиболее распространённый тип жилища, называвшийся у хакасов соол. Это была бревенчатая избушка из лиственничных бревен с окнами и дверью,

с земляным или деревянным полом, с плоской крышей из досок. Внутри в правом углу от входа вместо печи устанавливался чувал, к которому примыкала глиняная печь с котлом. Вот это устройство очага у хакасов называлось соол, откуда произошло название избушки — соол. Например: соолда тамах итчецнер (в избушке обычно готовили пищу). В способе наименования избушки соол мы наблюдаем перенос первоначального значения слова, которое изначально обозначало «печь с открытой топкой, камин». Например: Соолда одыц тургыза к0йцец. / «В камине обычно дрова стоймя горели».

В первоначальном значении это слово используется и в других тюркских языках. Ср.: крх.-уйг. sal, шор. sal, як. al ‘место в юрте, где раскладывают огонь, очаг’.

Еще одним видом жилья в традиционной культуре хакасов была конусообразная постройка алачых, которая строилась из жердей и снаружи покрывалась берестой, корой или кошмой. Словом алачых в хакасском языке также обозначается временный свадебный шалаш, символизирующий жилище молодых, куда усаживали невесту и клали свадебные подарки. Относительно этого значения этнограф Шибаева отмечает: «Достойно внимания то обстоятельство, что у многих хакасов до последнего времени девушку-невестку, по привозе ее в семью жениха, помещали в особый свадебный алачых. Обычно такой алачых покрывали грубо сотканными занавесками. Здесь невеста проводила несколько часов, когда и совершался фактический брак. В этом свадебном ритуале алачых выступает как реликт древнего жилища. Позже алачых развивается в юрту через переходные формы -коническую корьевую юрту у качинцев, досчатую у кызыльцев, и одах — у бельтыр и сагайцев. » [9, с. 50].

Данное слово встречается во многих тюркских языках. Ср.: др.-тюрк. alacu ‘шатер’, чаг. alacyq, кум. alacyq, тат. alaceq ‘шалаш из ветвей’; башк. alaseq ‘летняя кухня во дворе’, ккалп. ylasyq, каз. lasyq, кирг. alacyq ‘маленькая юрта, шалаш, лачуга’, алт. alacyq ‘юрта из жердей’, шор. alacyq ‘юрта из жердей’, тув. alacy, тоф. alace ‘жерди чума’, як. alaha, чув. las ‘шалаш’.

По мнению исследователей, данное слово тюркского происхождения, в котором, по всей видимости, реализована семантическая модель «характерная деталь постройки > постройка», т.е. alacy ‘жердь’ > ‘постройка из жердей’ [10, с. 131]. Другие отмечают, что слово алачык в тюркских языках является уменьшительный формой от алан ‘холм’, т.е. — «нечто напоминающее холмик, бугорок» [Там же]. Одной из форм жилья у хакасов было жилье одаг/отах, напоминающее шалаш. Например:

Читайте так же:  Шанырак из дуба от лучшего Мастера России

«Алтын Айра ацнап парза, «Если Алтын-Айра на охоту пойдёт,

Хан Мирген отахта халтыр, Хан-Мирген в шалаше остаётся

пу оолахты хадарып. этого мальчика охранять.

Хан Мирген ацнап парза, Если Хан-Мирген на охоту пойдёт,

Алтын Айра отахта халтыр, Алтын-Айра в шалаше остаётся

пу оолахты хадарып» [4, с. 154]. этого мальчика охранять» [Там же].

Данное слово в разных фонетических и семантических вариантах встречается во многих тюркских языках. Ср.: крх.-уйг. otay, чаг. otaq, тур. otak, аз. otaq, турк. otay, кум. otaw, ккалп. Otaw, каз. otaw, кирг. oto, алт. odu, узб. otav, уйг. otaq, шор. otay, як. otay ‘временное жилище’. В киргизском языке это слово обозначает юрту для новобрачных, алт. ‘шалаш из березок, куда жених привозит невесту после умыкания’, тат. ‘ложе новобрачных’, каз. ‘юрта для молодых’. По мнению исследователей, слово оtay является производным от глагола ota ‘зажигать огонь/костер’. Первоначально otay означало ‘место разжигания костра’, ‘охотничий стан, бивак’, ‘костер, огонь в поле’, ‘становище’, ‘временное жилище’, ‘шалаш, охотничья сторожка’ и т.д. [5, с. 496]. В значении ‘юрта для новобрачных’ и в подобном значении отразилась семантика формы odas- ‘совместно разжигать костер’ > ‘жить совместно в супружестве’.

По мнению исследователей, хакасский одаг/отах является одним из старинных видов построек: «.мы остановимся, в первую очередь, на одном из более архаичных типов юрты, а именно на одах. Одахи сохранились главным образом в таежных улусах, где до сих пор охота является важным промыслом. Здесь одахи строятся в тайге для охотничьего зимовья, иногда они служат сторожками на пасеках. В небольших таежных улусах этот вид еще преобладает в качестве летнего жилья.» [9, с. 41].

Далее представим наименования основных зональных мест традиционной хакасской юрты. Внутреннее устройство жилища носило однотипный традиционный характер и состояло из женской и мужской половины, делилось на почётную и непочетную части. Посредине юрты находился очаг. Слово «очаг» в хакасском языке представлен несколькими наименованиями в зависимости от контекста. Так, например, место и устройство для поддержания огня обозначается составными словами: от орны ‘очаг’ (букв.: от — огонь, орны -его место). В значении очага как символа родного дома, тепла используется многозначное слово от ‘огонь, костер’. Например: «оолныц оды наа ибде, хыстыц оды чонда» — погов. «очаг сына в новом доме, очаг дочери — в людях»; «шр чылда Ы от одынмацан» — погов. «в один год в одной семье нельзя две свадьбы справлять» (букв. «в один год два огня не зажигают»).

Слово от используется в составе сложных слов, образованных синтаксическим способом по схеме «существительное + существительное с аффиксом категории принадлежности», для обозначения зональных мест в юрте: от пазы (букв.: голова огня) выступает синонимом к слову т0р и обозначает почетное место в юрте, от соо (букв.: хвост огня), обозначающее противоположное непочетное место в юрте, где располагались неуважаемые гости. Например:

«. тогыс алып хурчали одырчадыр. «. девять богатырей полукругом сидят.

Хара хула аттыг Хан Т0г0с [Ездящий] на тёмно-саврасом коне Хан-Тёгёс

Юрта с русский печкой

от соона одырыбысты» [4, с. 106]. на непочётное место сел» [Там же].

В этих составных терминах данной модели выражается принадлежность или отношение одного предмета к другому, что находит свое отражение в специальном грамматическом оформлении определения и определяемого. Определение в указанных терминах выражено основным или притяжательным падежом, а определяемое — аффиксами принадлежности.

Слово от в значении ‘огонь, пламя’ тюркского происхождения и используется практически во всех тюркских языках [5, с. 357].

В хакасских героических эпосах очаг нередко обозначается словом очых:

«Аал кистшец Ы алып «Начиная с края аала, оба богатыря

Тас очых талааннар, Каменные очаги стали разрушать,

Талганныг кул тоолыдыбысханнар, Золу с талканом стали разбрасывать.

Харагы сшг чонны Прекрасноглазый народ

Халын чурттац тибiректеннер» [7, с. 46]. Из богатого владения прогнали» [Там же, с. 288].

На сегодняшний день словом очых в хакасском языке обозначается треножник, таган — металлический обруч на трёх ножках, служащий подставкой для котла или чугуна при приготовлении пищи. Например: «Пастагызын апсах тас чайнигш очыхха одыртыбысхан». / «Дед сначала чугунный чайник поставил на очых» [2, с. 59].

В некоторых случаях это приспособление обладало магической силой. Например: «чеек хамга очых кизiртчецнер» (на шамана с чёрной магией надевали треножник (чтобы, окольцевав, лишить его сил)). Слово очых общетюркское, представленное во многих тюркских языках.

Как отмечает Э. В. Севортян, исходными у оcаq являются значения ‘место/яма/углубление, где разводят огонь’ и ‘огонь’ (на этом месте)’ / ‘очаг’. На их основе сформировались остальные значения: 1) ‘объединение людей, которые постоянно пользуются данным очагом’ > ‘родной дом, очаг’ > ‘сословие’ и т.п.; 2) ‘выкопанная яма (как при устройстве очага)’ > ‘рудник’ или ‘яма для посадки дерева’ > ‘лунка’ [10, с. 424].

В хакасской юрте рядом с очагом, вплотную с ним, с правой стороны топкой к костру, стояла печь киме-ге для приготовления еды, выпечки хлеба и винокурения (выложенная из камней и обмазанная глиной). Со стороны входа оставалось отверстие для топки и два небольших отверстия с боков для поступления кислорода. В верхней части кимеге устанавливался котел, в котором готовили пищу, гнали молочное вино. Дым от очага шел вверх через дымовое отверстие.

Слово кимеге в значениях: ‘яма для раскладывания огня наподобие печки; очаг продолговатой формы, врытый в земле; глиняный очаг с трубой, сложенный на земле, печь’ встречается в других тюркских языках.

Ср.: тат. Шт^а, каз. kemege, кирг. kemege, алт. kemege, шор. kebege.

Некоторые исследователи возводят данный термин к рус. каменка ‘комнатная печка из кирпичей, в которую для тепла вделано несколько камней’. Однако, как отмечают авторы ЭСТЯ, сближение тюркского и русского слов затруднительно по фонетическим и семантическим причинам, так как в тюркских языках преобладают варианты с передними гласными и исходное значение тюркского слова кимеге — ‘яма / очаг, вырытый в земле’. Более реалистично предположение о производности кемеге/кебеге от кебе/кеме ‘лодка’, т.к. печь-мазанка делалась из старой лодки [Там же, с. 359].

Ориентацией для деления по гендерному и социальному признакам являлся вход в юрту. В хакасском языке вход юрту, в дом, в любое помещение называется словом Ык ‘дверь’. Например: «Хоортай ага сах олох туста Ык хыринда полган» [2, с. 39]. / «В этот момент дед Хоортай был около двери». Слово Ык в хакасском языке используется в устойчивых выражениях: Ык пылаза (очень быстро, в спешке (букв.: отнимание двери)); Ык соотпасха надоедать кому-либо частым посещением (букв.: дверь не охлаждать)).

Название двери в хакасском языке аналогично ее названию во многих тюркских языках: алт.: эжик ‘дверь’, др.-тюрк. е^ ‘порог’, башк. ишек, каз. ес/^, кирг. есик, тат. ешик, тув. език ‘дверь’ во всех источниках, тунг. елбун ‘навесная дверь’.

Существуют различные точки зрения о происхождении тюркского слова Ык ‘дверь’. Так, Дж. Клосон считает, что старейшим значением слова является ‘порог’, Э. В. Севортян исходным и основным считает значение ‘дверной проем, вход, через который снаружи входят в жилище’. Согласно этимологии Г. Рамм-стеда, тюрк. ешик родственно тунг. елбун ‘навесная дверь’, монг. ег=гу ‘вешать’, то исходным значением является ‘нечто навесное’ > ‘дверь-кошма / дверь-цинковка’ [10, с. 396].

В хакасских фольклорных произведениях в некоторых случаях дверь обозначается словом хаалха. Например:

«Хаалхазын Хан Мирген «Дверь Хан Мирген,

Чыганахнац аза чачып, Локтем толкнув, открыл,

Сых чбрiбiскен, Выйдя пошел,

Хаалханын холнац чаппаан, Дверь не закрыв рукою,

Азахнац чаба тастап парыбысхан» [6, с. 92]. Пнул ее ногою, ушел» [Там же, с. 93].

Это слово также имеет аналоги в других языках: алт. каалга ‘деревянная (двухстворчатая) дверь юрты’, кирг. каалга ‘деревянная двухстворчатая дверь юрты’, тув. хаалга ‘дверь, створка, калитка’, як. халван ‘дверь, дверная доска’, монг. калага, бур. халга ‘дверь, ворота’. По мнению В. И. Рассадина, это слово монгольского происхождения [Цит. по: 5, с. 511].

В хакасском литературном языке слово хаалха используется в следующих значениях: 1) ставни; 2) ворота. Например: «Тураныц кбзенектерi — пбзш, хаалхалары — чабых». / «Окна в доме высокие, ставни закрытые» [2, с. 212].

Читайте так же:  Накидка на юрту

Напротив двери в хакасской юрте находилось почетное место тор. Здесь устанавливался столик, за которым обычно сидел хозяин юрты и уважаемые гости. Например:

«Чабал сырайлыг Хыс Хан Тор тозжте одырыбысхан, Хайдаа-хайдаа пудестец парган, Паспах сугына одырыбысхан» [6, с. 68].

На почетное ложе села

Грозный вид приняла,

Села, ноги сложив калачом» [Там же, с. 69].

Слово тор встречается во многих тюркских языках также в значении ‘почетное место в юрте/доме’: крх.-уйг. тор, ср.-кыпч. тор, чаг. тор, тур. дор, аз. дор, туркм. тоор, башк. тур, алт., кирг. тор, шор. тор, тув. дор. Исследователи отмечают, что тюркское тор — возможно, семантическое производное от тоор ‘род жены’ [5, с. 514]. Слова iзiк и тор образуют составное собирательное слово Ык-тор, обозначающее место от двери до тора: Ык-торге пас чорерге (ходить от двери к тору).

В гендерном и в то же время в бытовом отношении внутреннее пространство традиционной юрты разделялось на мужскую и женскую половину. Вход хакасской традиционной юрты всегда был ориентирован на восток. При входе левая сторона, расположенная на южную сторону, именовалась устунзарых (букв.: юг) и была мужской.

i Не можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

«Изен-миндi ирткенде, устунзархы срееге одырган» [6, с. 70].

«Когда поклоны-приветствия совершили, На южную скамью богатырь сел» [Там же, с. 71].

Правая сторона от входа называлась алтынзарых (букв.: север) и считалась женской.

«Тура хонцых Ала Мацных, азагына пазыр турды, ахсынац охсан турды; алтынзарых пасчых. » [4, с. 300].

«Вскочила Ала-Манных, в ноги ему поклонилась, в губы его поцеловала,

на северную половину дома пошла.» [Там же].

Таким образом, наименования жилых построек и основных зональных мест традиционного помещения хакасов составляют один из древнейших пластов тюркских языков, что находит отражение и в фольклорном материале. Лексика, обозначающая разновидности жилых построек в хакасском языке, представлена следующими двенадцатью терминами: иб ‘дом; жилище, изба’, киис иб ‘войлочная юрта’, тос иб ‘берестяная юрта’, тирмелш иб ‘решетчатая юрта’, хараачылыг иб ‘юрта с обручем’, ах пайзыц иб (фолькл.) ‘богатый дом, дворец’, орге ‘дворец’, тура ‘здание, дом, изба’, иб-чурт ‘хозяйство, усадьба’, соол ‘избушка с особой печкой’, алачых ‘жилище конусообразной формы, временный свадебный шалаш’, одаг/отах ‘шалаш’. Общетюркский пласт лексики составляют следующие наименования жилищ: иб, тура, чурт, алачых, одах; данные лексические единицы имеют параллели в других тюркских языках. Термин орге заимствован из монгольского языка. Слово иб выступает в качестве компонента составных наименований, характеризующих особенности жилищ хакасов, в частности юрт. Основными признаками, лежащими в основе мотивации наименований юрт, являются материал изготовления и особенности конструкции. Этимологический анализ наименований жилищ показывает, что основным мотивационным признаком является указание на традиционный способ хозяйствования этноса: чурт (ходить (кочевой образ жизни)), иб (проживать), тура (стоять (оседлый образ жизни)). Названия основных зональных мест хакасской традиционной юрты имеют общие черты в лексическом и семантическом отношении с другими тюркскими и монгольскими языками и культурами. Основными признаками, лежащими в основе дифференциации хакасского жилища по зонам, были социальные и гендерные характеристики.

аз. — азербайджанский язык алт. — алтайский язык башк. — башкирский язык бур. — бурятский язык диал. — диалект

др.-тюрк. — древнетюркский язык

каз. — казахский язык

кирг. — киргизский язык

ккалп. — каракалпакский язык

крх.-уйг. — караханидско-уйгурский язык

монг. — монгольский язык

ног. — ногайский язык тат. — татарский язык тоф. — тофаларский язык тув. — тувинский язык турк. — туркменский язык узб. — узбекский язык хак. — хакасский язык чаг. — чагатайский язык шор. — шорский язык як. — якутский язык

Абдина Р. П. Семантика лексемы «дом» в хакасском героическом эпосе как проявление национальной ментальности и ее репрезентация в русском языке // Филологические науки. Вопросы теории и практики. 2013. № 6. С. 13-16. Доможаков Н. Г. Ыраххы аалда. В далеком аале: роман на хакасском и русском языках. Абакан: Хакасское книжное издательство, 2010. 492 с.

Патачаков К. М. Очерки материальной культуры хакасов. Абакан: хакасское отделение Красноярского книжного издательства, 1982. 87 с.

4. Радлов В. В. Образцы народной литературы тюркских племен, живущих в Южной Сибири и Дзунгарской степи. Часть 2. Поднаречия абаканские (сагайское, койбальское, качинское), кызылское и чулымское (кюэрик) / сост. Е. С. То-рокова. Абакан: Журналист, 2018. 496 с.

5. Сравнительно-историческая грамматика тюркских языков. Лексика / отв. ред. Э. Р. Тенишев. М.: Наука, 1997. 800 с.

6. Хакасский героический эпос «Ай — Хуучин» / запись и подгот. текста, пер., вступ. ст., примеч. и коммент., прил. В. Е. Майногашевой. Новосибирск: Наука, 1997. 476 с.

7. Хакасский героический эпос «Алтын Арыг» / под ред. В. Е. Майногашевой. М.: Наука, 1988. 591 с.

8. Хакасско-русский словарь / ред. О. В. Субракова. Новосибирск: Наука, 2006. 1114 с.

9. Шибаева Ю. А. Из истории хакасского жилища // Краткие сообщения Института этнографии. М — Л.: Изд-во Академии наук СССР, 1950. Вып. 10. С. 40-53.

10. Этимологический словарь тюркских языков: в 7-ми т. М.: Наука, 1974. Т. 1. Общетюркские и межтюркские основы на гласные. 768 с.

11. Этимологический словарь тюркских языков: в 7-ми т. М.: Наука, 1989. Т. 4. Общетюркские и межтюркские основы на буквы «Ж,», «Ж», «Й». 293 с.

NOMINATIONS OF DWELLINGS AND PARTS OF A TRADITIONAL YURT IN THE KHAKASS LANGUAGE

Abdina Raisa Petrovna, Ph. D. in Philology Khakass Research Institute of Language, Literature and History, Abakan rabdina@mail. ru

The article describes the lexico-semantic peculiarities of the thematic group «nominations of dwellings and parts of a traditional yurt» in the Khakass language. The author applies to the materials from other Turkic and Mongolian languages. Practically all dwelling nominations belong to the all-Turkic vocabulary, except the word орге. Parts of the traditional Khakass dwelling were differentiated according to social and gender characteristics. All the terms are illustrated with examples from the Khakass fiction and folklore.

Key words and phrases: Khakass language; yurt; vocabulary; Turkic languages; etymology; semantics; traditional dwelling.

УДК 81’373 Дата поступления рукописи: 14.08.2019

В статье рассмотрено функционирование топонимической лексики в историческом романе татарского писателя Вахита Имамова «Казан дастаны». В ходе анализа были выявлены структурные и словообразовательные типы топонимических единиц. По структуре они подразделяются на непроизводные и производные, простые и сложные. Образуются суффиксальным способом и способом сложения основ. Исследование дополняется также рассмотрением функционирования реальных и вымышленных топонимов в текстовом пространстве. Особый интерес вызывают выдуманные автором топонимы.

Ключевые слова и фразы: словообразование; структурно-словообразовательный анализ; топонимическая лексика; непроизводные топонимы; производные топонимы; художественное произведение; художественный замысел писателя; татарский писатель.

Камаева Рима Бизяновна, д. филол. н., доцент

Елабужский институт Казанского (Приволжского) федерального университета kamaeva-r@mail. ги

СТРУКТУРНО-СЛОВООБРАЗОВАТЕЛЬНЫЕ ОСОБЕННОСТИ ТОПОНИМОВ В РОМАНЕ В. ИМАМОВА «КАЗАН ДАСТАНЫ» («КАЗАНСКАЯ КРЕПОСТЬ»)

В последние годы появилось много научных исследований, посвященных различным вопросам ономастики [7-10]. Ономастикон художественных произведений все чаще привлекает внимание исследователей-лингвистов [1; 3; 6].

В данной статье мы поставили цель осветить функционирование топонимической лексики в художественном произведении и раскрыть ее структурно-словообразовательные особенности. Языковым материалом послужили топонимы, отобранные методом сплошной выборки из исторического романа татарского писателя В. Имамова «Казан дастаны» («Казанская крепость», перевод Б. Хамидуллина). Цель обусловила необходимость решения следующих задач: выявить и проанализировать способы и модели образования топонимической лексики художественного текста, определить функционирование топонимов в текстовом пространстве. Актуальность исследования определяется необходимостью совершенствования и развития татарской лингвистики текста. Научная новизна работы заключается в том, что впервые подвергается исследованию топонимическое пространство романа В. Имамова «Казан дастаны».

Топонимическая лексика является важной составной частью лексикона литературного произведения, представляя собой неотъемлемый компонент выражения художественного замысла писателя. Топонимы тесно

Оцените статью
Добавить комментарий