В Калмыкии возродили строительство старинных юрт

Эрдни Очир Араев, по профессии техник-программист, взялся за строительство юрт несколько лет назад. Друг лама подарил ему монгольский лук, и с этого момента Эрдни проникся интересом к истории и к прошлому своей семьи.

Мой род — кочевники, в Калмыкию мы пришли с Алтая.

 — рассказывает Эрдни.

Была у нас своя танга, печать, которой клеймили скот и другое имущество семьи. Даже уран, боевой клич, был свой, он звучал «Алтан-Хандай!». Я стал задумываться над тем, как жили в старину, и мне захотелось испытать себя, смогу ли воссоздать быт предков.

Изготовление сувенирных луков, стрел, сундуков, в которых калмыки хранили свое добро, все это стало для Эрдни не только хобби, но и доходом.

Думал, на луках все и закончится, однако при следующей встрече друг лама сказал: «Раньше у нас делали юрты, почему бы кому-нибудь снова не попытаться». Эта мысль запала Эрдни в голову, и он стал вспоминать все, что знал о юртах. Такое жилище называют еще кибиткой, это русское слово, которое прижилось в Калмыкии. По идее, она должны быть легкой, чтобы ее можно было без труда поставить на повозку. Зимой кибитка сохраняет тепло, летом — прохладу. Но как всего этого добиться? Араев видел юрту один раз в жизни, в гостях у родственников свой матери-казашки, так что информацию пришлось искать в Интернете, в музее, в старинных книгах да выспрашивать местных долгожителей. На помощь пришли компьютерные технологии. Чертежи Эрдни делал, используя специальные программы для дизайнеров. Но, несмотря на солидную теоретическую подготовку, первый гер, сделанный Эрдни, упал прямо перед городским праздником.

Каждый следующий получался устойчивее и прочнее предыдущего.

 — рассказывает Эрдни.

Прошлой зимой я поставил шестиметровый войлочный дом на окраине города и прожил в нем три дня. Утеплил коврами, шерстяными одеялами, поставил посередине очаг. На улице температура была минус 18 градусов, а у меня — плюс 16. Возможно, если бы я периодически закрывал дымоход, было бы гораздо теплее. Каждая ночь, проведенная в собственном гере, выявляла какие-то ошибки, подсказывала, что надо изменить.

Оказалось, не только Араеву интересно жить, как предки. В скором времени образовался круг единомышленников, которые тоже хотели поставить юрту где-нибудь в степи и провести время в созерцании природы. Так Эрдни стал арендодателем юрт. А стационарный шестиметровый гер у него арендуют для проведения свадеб и других мероприятий. В войлочном доме любой праздник получается колоритнее.

Мечты Эрдни о возрождении быта кочевников как нельзя лучше вписались в новый тренд туристической индустрии. Эксперты считают, что в ближайшее время в республике можно ожидать всплеска внутреннего туризма, и главным привлекающим фактором должны стать именно этнические проекты. В качестве приоритетного правительством республики назван инвестиционный проект — автотуристский кластер «Путешествие в страну Бумба». Бумба — основное место действия песен калмыцкого героического эпоса «Джангар».

В рамках кластера планируется построить четыре комплекса в национальном стиле: северные и западные ворота республики в поселке Малые Дербеты и в селе Приютном, в поселке Утта в астраханском направлении и в поселке Адык. Ориентировочная стоимость каждого — около 333 миллионов рублей. Всего предусмотрено строительство 17 туристских объектов, среди них комплексы придорожного сервиса, оздоровительные комплексы, базы отдыха, дома охотников и рыбаков, объекты досуга и развлечения в районах республики и Элисты.

Как отметил министр культуры и туризма Калмыкии Хонгор Эльбиков, создание автокластера актуально, так как через республику пролегают кратчайшие автомобильные пути, соединяющие Кавказ с Нижним Поволжьем и центром России. По идее, автокластер послужит точкой роста для экономики региона, активизировав развитие малого и среднего бизнеса.

Степные становища, где полностью воспроизводится быт кочевников, уже пользуются популярностью у приезжих. Подобный проект осуществлен, это этнографический комплекс «Ойратский стан», который знакомит гостей с традиционным укладом жизни калмыков. Там угостят национальными блюдами, пригласят на чаепитие, дадут пострелять из лука, расскажут о разведении лошадей и верблюдов. Кстати, если кто-то из туристов не готов к аскетичной степной жизни, то и юрты предложат повышенного комфорта, так сказать, VIP-класса. Любители кочевой экзотики со средствами могут поселиться в ханском гере, где только отделка стоит сотни тысяч рублей.

Сегодня многие привозят геры из Монголии, но мои стоят гораздо дешевле, 90 — 140 тысяч рублей. Тогда как монгольская — около 400 тысяч.

 — говорит Араев.

Такие дома делают еще на Алтае, в Бурятии, есть два цеха в Москве. Разница не только в цене, но и в самой конструкции. Наши, ойратские, повыше, у них более четкая трапециевидная форма. Вот только для изготовления гера я использую не войлок, а синтетический утеплитель, так как войлок в Калмыкии не делают. Из Монголии его везти дорого, а у нас на стойбищах его выкидывают или сжигают.

Собрать такой гер можно за 15 минут, но торопиться Эрдни не советует, потому что, как он считает, торопиться-то некуда. Сейчас для Араева не проблема сделать и двухметровый гер для ребенка, и 12-метровый для больших торжеств. В ближайших планах — рассчитать конструкцию, которая в сложенном виде могла бы поместиться в спортивную сумку. Если получится, то юрту можно будет взять в туристический поход или на рыбалку, как палатку.

А если внутренний туризм будет развиваться в соответствии с планами, разработаннымиправительством республики, мастерскую Эрдни Араева ждет большая работа.

В Калмыкии возродили строительство старинных юрт

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Пролистать наверх